Оформить заказ
Есть вопросы?

Полупроводниковая радиореволюция и ее последствия

07.10.2021

Как сообщалось нами ранее, до 50-х годов прошлого века для прослушивания помещений спецслужбы применяли исключительно микрофоны, подключаемые к контрольному пункту по проводам. Их внедрение на объекты проникновения требовало большого объема скрытых работ по сверлению отверстий для установки микрофона, прокладке и маскировке соединительных проводов. И если уже тогда технологии позволяли изготавливать довольно миниатюрные микрофоны, для которых требовались крошечные отверстия, то приемная ламповая аппаратура оставалась достаточно крупногабаритной. Все это, с одной стороны, превращало аппаратуру “прослушки” в штучное изделие, доступное лишь спецслужбам (ну, или очень мощным финансово-промышленным корпорациям), а с другой – крайне затрудняло проведение операций акустической разведки на территории противника.

Первым удалось преодолеть этот барьер уже известному читателю Л. Термену. Его “Златоуст” не требовал проводного подключения. Тем не менее, он и его американо-британские копии все еще оставались уникальными единичными образцами, работоспособность которых серьезно зависела от точного соблюдения технологии изготовления и условий размещения.

Настоящий бум в использовании закладных устройств, превративший их в подлинно массовую технику, в инструмент не только межгосударственной, но и коммерческой конкурентной борьбы, в изделия, продающиеся на любом радиорынке по цене, как говорится, “по рублю ведро”, а главное, в орудие шпионажа, пригодное для использования за рубежом, начался спустя некоторое время после упомянутого нами освоения ультракоротких волн и действительно эпохального события в сфере радиотехнологий, – изобретения в 1947 американскими сотрудниками фирмы Bell Уильямом Шокли, Джоном Бардиным и Уолтером Браттейном полупроводникового германиевого транзистора, по своим габаритам в десятки, а иногда в сотни раз меньшего, чем электронная лампа, и при этом гораздо более дешевого. С этого момента и до сегодняшних дней на основе полупроводниковых технологий происходит неуклонная миниатюризация не только закладных устройств, но и прочей специальной техники разведки и контрразведки.

Первый радиоприёмник (SRT-1) / Surveillance Radio Transmitter — 1

К 1952 г. транзисторы уже использовались в специальных устройствах типа слуховых аппаратов, а также в военных системах. Два года спустя в США в свободную продажу поступил первый карманный транзисторный радиоприемник. Но лишь через несколько лет после этого на вооружении Technical Service Staff (TSS, Штаб технических служб) ЦРУ, ответственного за обеспечение спецтехникой, появился первый радиопередатчик, специально предназначенный для проведения операций акустической разведки и контрразведки. Новое устройство называлось SRT-1 (Surveillance Radio Transmitter — 1). В нем уже не нужно было соединять микрофон с магнитофоном отдельной проводной линией связи. Однако, в схеме изделия наряду с транзисторами все еще применялись электронные лампы, из-за чего оно имело размер с обувную коробку. По этой же причине SRT-1 требовал столько энергии от батарей, что приходилось подключать его к стационарной системе электроснабжения. То есть, использовать это устройство в большинстве тайных операций было попросту невозможно. Кроме того, SRT-1, как и всему классу радиозакладных устройств был присущ серьезный демаскирующий признак, отсутствующий у проводных изделий, – радиоизлучение, которое можно выявить с помощью специального, а иногда и бытового радиоприемника. Устройство дистанционного управления трансляцией акустики в SRT-1 отсутствовало, поэтому радиосигнал излучался в радиоэфир непрерывно, что существенно облегчало процесс его выявления поисковой техникой.

По указанным причинам, несмотря на все появившиеся в последнее время ухищрения, – такие, как дистанционное управление, цифровое сжатие акустического сигнала, его кодирование и шифрование, – радиозакладные устройства не смогли полностью вытеснить из арсенала спецслужб проводную технику подслушивания, которая до сих пор прочно занимает отведенную ей нишу в арсенале спецслужб, оставаясь незаменимой при стационарном оборудовании объектов заинтересованности.

Так, в 1952 году в здании посольства США сотрудники отдела оперативной техники МГБ сумели установить 44 стационарных микрофона, спрятанных в бамбуковой обшивке стен служебных посольских помещений. После измены в 1964 году сотрудника КГБ Ю. Носенко, сообщившего об этой операции американцам, служба безопасности посольства обнаружила микрофоны в шифровальных комнатах и даже в одном из кабинетов московской резидентуры ЦРУ. Для этого команде специалистов-поисковиков технической защиты информации (ТЗИ) ВМФ США (в США и Европе эти подразделения именуются Technical Counter Surveillance Team, TSCM teams, иначе “Команды противодействия техническому наблюдению”)    пришлось разобрать стены, этажи и потолки здания посольства. Только после демонтажа чугунных радиаторов в углу комнаты и разборки стены позади них техник-поисковик обратил внимание на выступающую на 2 см часть деревянной конструкции и спросил: “Как вы думаете, что это?”.

Схема установки микрофона со звуководом во внешнюю стену посольства

Схема установки микрофона со звуководом во внешнюю стену посольства

Хитроумно скрытое позади радиатора, подслушивающее устройство состояло из полого деревянного шпунта, совмещенного с центром крошечного отверстия в облицовке стены. Тридцатисантиметровый шпунт работал как звуковой канал для микрофона, скрытого в кирпиче внешней стены здания. Провода от микрофона не проходили через внутренние стены, где они могли быть обнаружены, а уходили в штукатурку внешнего фасада здания и далее через фундамент в сторону контрольного поста КГБ. Деревянные звуководы не обнаруживались металлоискателями, а металлические микрофоны располагались вне их досягаемости. Размещение микрофона в глубине, позади радиатора, не только снижало возможность его обнаружения, но и уменьшало риск того, что его могут закрыть краской или обоями.

Прослушивание иностранцев внутренними силами КГБ в Латвии

Илмар Сусейс, сотрудник Оперативно-технического отдела КГБ Латвийской ССР в 1970-91 годах, рассказал, что стационарными системами прослушивания в г. Рига были оборудованы гостиницы “Рига”, “Латвия”, “Турист” и “Саулите”. Контрольный пункт размещался в специальном помещении без окон – т.н. “черной комнате”. В ней находились усилители и магнитофоны, к которым подключались экранированные провода от микрофонов в “литерных” номерах (в частности, в гостинице “Рига” их было 7, а в более новой “Латвии” – уже 50). Администраторы гостиницы, состоявшие в доверительных отношениях с КГБ, получали ориентировки, в какой из указанных номеров следует поселять иностранца, представляющего оперативный интерес. Добытая затем информация записывалась, шифровалась и по телефонной линии отправлялась в специальный технический центр КГБ на ул. Пушкина, 14, где обрабатывалась.

В 1972 году Оперативно-технический отдел КГБ Эстонской ССР в Таллине оборудовал системой подслушивания новый отель “Виру”, в котором останавливались международные бизнесмены. Микрофонами были оснащены 60 из 420 номеров, а контрольный пункт располагался на самом верхнем 23-м этаже. Сегодня там открыт исторический музей “прослушки” КГБ, в котором посетители смогут увидеть рабочие места сотрудников КГБ и множество микрофонов самой разной формы, встроенных в бытовые предметы номеров отеля.

В отличие от стационарных проводных систем, используемых преимущественно спецслужбами, радиозакладные устройства в силу простоты изготовления, дешевизны, миниатюрности и мобильности превратились в главный инструмент коммерческого и бытового шпионажа от уровня международных корпораций до самого мелкого бизнеса. Хотя, конечно же, и спецслужбы используют их в полной мере.

Создание нового поколения радиоприёмника SRT-3

В частности, после появления SRT-1 TSS ЦРУ неустанно трудилось над его совершенствованием. В результате в 1961 г. оно получило новое поколение передатчиков SRT-3, в котором были устранены недостатки SRT-1 и его редко используемой модификации SRT-2. Новый передатчик имел размеры с пачку сигарет, был полностью транзисторным, излучал в верхней части УКВ-диапазона трудно обнаруживаемый радиосигнал мощностью 5 милливатт, который мог приниматься контрольным пунктом, удаленным от устройства на несколько сотен метров. Это изделие поступило на вооружение зарубежных резидентур ЦРУ и впервые стало широко применяться в операциях акустической разведки на территории других стран. Практикой было установлено, что SRT-3 лучше всего показывает себя при установке в межстенной проем или под деревянный пол с микрофоном, закрепленным напротив крохотного отверстия или естественной щели. Подобное устройство было встроено в диван в квартире сотрудника посольства СССР в одной из капиталистических стран, работало на частоте 73 мГц и передавало акустику помещения на расстояние до 700 метров.

Радиозакладное устройство, спрятанное в диване сотрудника посольства СССР

Радиозакладное устройство, спрятанное в диване сотрудника посольства СССР

В сентябре 1960 г. ЦРУ попыталось провести операцию по внедрению SRT-3 в строящееся здание посольства одной из стран в Гаване (Куба). Для этого ЦРУ предварительно договорилось с хозяином строительной компании-подрядчика. Однако, после начала операции он струсил и отказался пускать залегендированных сотрудников ЦРУ на стройку. Тогда по согласованию с местной резидентурой ЦРУ техники TSD (Technical Service Department, подразделение ЦРУ, пришедшее на смену TSS) переключились на оборудование радиозакладкой открывающегося офиса китайского Агентства печати, который располагался в новом высотном здании Seguro Medico в центре Гаваны. Для этого агент ЦРУ, кубинский учитель танцев по имени Марио, арендовал квартиру этажом выше китайского офиса. В случае возникновения проблем, техники TSD могли перебраться со своим оборудованием в квартиру секретаря посольства США, живущего в этом же здании. После получения от Марио условного сигнала о возможности начать внедрение сотрудники ЦРУ изучили оперативную обстановку в окружении объекта, подготовили план работ и приступили к его выполнению, в частности, к сверлению из квартиры Марио отверстий под микрофон в китайский офис. Однако через пару дней они были внезапно захвачены с поличным кубинской контрразведкой. Что стало причиной их провала, неизвестно, – не исключено, что Марио был перевербован или “подставлен” ЦРУ кубинской службой безопасности.

Дистационное управление закладками

Следует отметить, что общим слабым местом всех первых образцов радиозакладок оставались высокое энергопотребление и отсутствие дистанционного управления (один раз включив, радиопередатчик уже нельзя было выключить). Именно на решении этих двух ключевых проблем и сосредоточились в начале 60-х годов техники ЦРУ, задействованные в обеспечении операций акустической разведки.

Представленные в то время на американском рынке бытовые батарейки не вполне подходили для специальных операций. Они были слишком большими, работали нестабильно, имели малый срок службы. Для продолжительной работы радиозакладного устройства требовалось значительное их количество, что увеличивало вес и объем устройств и, соответственно, требовало большего пространства и усилий для их установки. В связи с этим специалисты TSD начали разрабатывать технологию изготовления ртутных батареек, которая  позволяла обеспечить высокую энергоемкость, длительную службу и небольшие размеры. За основу был взят бытовой ртутно-цинковый элемент питания RM-1 фирмы R. R. Mallory. Путем его доработки к середине 60-х годов удалось создать достаточно надежные аккумуляторы, впоследствии послужившие моделью для элементов питания электрокардиостимуляторов.

Параллельно с этим велись опытно-конструкторские работы по снижению энергопотребления радиозакладных устройств и их радиозаметности. Решить обе проблемы одновременно позволяло дистанционное управление (ДУ) работой устройства. Его применение давало возможность сократить время работы на излучение. Для этого TSD разработало таймер, который мог включать и выключать приемник ДУ радиозакладки в течение от 1 до 20 секунд. Если в это время не поступал сигнал включения радиозакладки, таймер выключал приемник ДУ. В результате удалось добиться сокращения потребления электроэнергии на  90 %. Позже указанная технология была реализована в пейджерах и сотовых телефонах. А с начала 1970-х годов средства подслушивания, помимо дистанционного управления, уже могли хранить накопленную акустическую информацию и в сжатом виде передавать ее в заданное время. Например, передача акустической информации, накопленной за сутки, занимала около 15 минут.

Изыскивались и другие пути сокрытия главного демаскирующего признака радиозакладки, – радиосигнала, особенно, если в нем прослушивается акустика помещения. Так, с середины 1960-х гг. советские и американские радиомикрофоны стали передавать акустическую информацию на поднесущей частоте, которая как бы прикрывается и маскируется более мощной, но неинформативной несущей частотой. Этот же метод применили в сетевых закладках, предназначенных для передачи акустической информации по стационарной сети переменного тока с частотой 50-60 Гц, но выше этой частоты.

Техник TSS устанавливает сетевую закладку

Техник TSS устанавливает сетевую закладку

Радиозакладка в сетевом тройнике

Радиозакладка в сетевом тройнике

 В 50-е годы TSS разработал и изготовил первые телефонные закладки, предназначенные для скрытного подслушивания разговоров в помещении через телефонный аппарат либо в абонентской телефонной линии без проникновения на телефонную станцию. Для того, чтобы прослушать помещение, схема аппарата дорабатывалась таким образом, чтобы положенная на рычаг телефонная трубка позволяла использовать ее в качестве микрофона. Если отсутствовала возможность доработать схему на месте, практиковалась тайная подмена аппарата аналогичным с уже измененной схемой. Акустика помещения могла передаваться на контрольный пункт как по радио, так и по той же абонентской телефонной линии. Для прослушивания же разговоров в абонентской линии применялся индукционный съем информации, при котором на телефонный провод одевался специальный датчик в виде муфты, обеспечивавший перехват сигнала по побочному электромагнитному излучению линии и транслировавший его на портативный приемник оператора.

Первые устройства, которые определяют местонахождение объекта

Тогда же появились и первые закладные радиомаяки, позволявшие отслеживать маршруты движения объектов заинтересованности, в частности, для наведения на них наружного наблюдения. К примеру, в 1959 году ЦРУ установило портативный радиомаяк в автомобиле сотрудника советского представительства при ООН в Нью-Йорке. Этот радиомаяк работал в УКВ-диапазоне, был размещен в специальном контейнере в бензобаке, подсоединен к электросети автомобиля и начинал работу одновременно со включением зажигания. Вместе с тем имелся и микрофон, спрятанный в обшивку автомобильной кабины над головой водителя. Данное устройство следует классифицировать уже как средство комбинированной акустической и геопозиционной разведок, поскольку оно позволяло не только прослушивать переговоры объекта, но и определять его местоположение.

Радиозакладное устройство комбинированной акустической и геопозиционной разведок

Радиозакладное устройство комбинированной акустической и геопозиционной разведок, установленное в автомобиль сотрудника советского представительства при ООН в Нью-Йорке

Во время Вьетнамской войны закладные радиомаяки активно использовались американской военной разведкой для скрытного обозначения целей огневого поражения. На Ближнем Востоке маломощные маяки внедрялись, например, в портфели и в брючные ремни для защиты лиц, которых с большой вероятностью могли похитить. После активации с помощью незаметного движения маяк передавал сигнал о помощи и указывал местоположение похищенного человека.

Прототип современного центра сертификации

Однако, с ростом количества и разновидностей разнообразной спецтехники, усложнением схемотехнических решений существенно выросло число ее отказов, приводивших к срыву операций. Это требовало повышения надежности спецсредств с ее экпериментальной проверкой. Проводившиеся с этой целью спецслужбами испытания впоследствии эволюционировали в установленные законодательством процедуры сертификации – подтверждения соответствия образца спецтехники определенному правоохранительному стандарту (например, европейскому ETSI, американскому СALEA, российскому СОРМ). Альтернативой сертификации служит  государственная экспертиза, которая проводится при отсутствии правоохранительного стандарта либо в рамках уголовного расследования. В ходе государственной экспертизы изготовленный по заказу спецслужбы образец спецтехники проверяется на предмет соответствия требованиям, изложенным в техническом задании, а изъятый в ходе уголовного расследования – на предмет отнесения его к категории спецтехники, что может усугубить наказание.

По имеющимся сведениям, впервые подобное подразделение, – прообраз современного центра сертификации, –  было создано в Technical Service Department (подразделение, сменившее TSS) ЦРУ США в 1964 году. Это позволило отбраковывать ненадежные образцы и к концу 1960-х годов повысить надежность имеющихся спецсредств на 95 %.

Поставленная на широкую ногу в TSD ЦРУ исследовательская работа позволяла не только совершенствовать традиционные методы и средства “прослушки”, но и отыскивать новые. Так, например, в начале 1960-х гг. было реализовано подслушивание с помощью стационарной системы трансляции, предназначенной для установки в школах, офисах и гостиницах для объявления сигналов пожарной тревоги, гражданской обороны и т. п. Изготовленный специалистами TSD электронный переключатель превращал установленные в комнатах динамики системы в микрофоны, позволяющие контролировать и записывать ведущиеся там разговоры. Это новшество впоследствии использовалось для организации прослушки в общественных зданиях. Сейчас подобным образом могут применяться системы охранного видео- и аудионаблюдения, которыми оборудованы некоторые офисы.

Дальнейшее свое развитие упомянутая идея нашла в приспособлении к прослушиванию динамиков телевизоров и настольных радиоприемников. Бытовая радиоаппаратура также широко применялась для камуфлирования радиомикрофонов, которые снабжались электричеством от ее источников питания. Но встречались и более оригинальные случаи внедрения закладок.

Так, до сих пор неизвестно, почему сотруднику службы безопасности венгерского посольства в США пришло в голову вскрыть запаянную со всех сторон коробку кабельного разветвителя, установленного на лестничной клетке своего жилого дома. Оказавшись опытным радиотехником, путем ее визуального осмотра он сразу нашел внутри лишние радиодетали, на которые простой обыватель не обратил бы никакого внимания.

Более тщательное обследование системы телевизионных кабелей в здании позволило службе безопасности венгерской дипломатической миссии отыскать малогабаритные микрофоны в комнатных телевизионных розетках. Далее венгерские специалисты нашли микрофонные усилители и модуляторы и, наконец, добрались до коллективной антенны.  В ходе ее изучения они обнаружили, что часть элементов этой конструкции работает как радиопередатчик СВЧ-диапазона. Именно отсюда передавалась информация от микрофонов в жилых квартирах дипломатического представительства на соседнее, рядом расположенное здание. На чердаке здания среди стандартных блоков телевизионных канальных усилителей обнаружили один весьма необычный, который, однако, не отличался от других по внешнему виду. Детальная разборка этого блока показала спрятанный внутри радиопередатчик, который использовал один из элементов приемной телевизионной антенны как передающий для доставки информации на контрольный пункт ФБР в соседнем доме. Венгерские специалисты не стали держать в секрете свою находку и поделились этим результатом со своими коллегами по Варшавскому договору, которые смогли вычислить и обезвредить аналогичные системы подслушивания в своих жилых и офисных помещениях.

Обычный кабельный разветвитель

Обычный кабельный разветвитель (слева) и оборудованный закладным устройством (справа)

Перехват информации по виброакустическому каналу

Вместе с тем, новый импульс получила и техника перехвата информации по виброакустическому каналу. Например, если в целевое помещение невозможно было проникнуть, нельзя было просверлить стену или перекрытие, чтобы создать звуковод, использовался радиостетоскоп или, иначе, контактный микрофон. Его принцип работы состоял в улавливании колебаний любой твердой поверхности стены или пола квартиры, смежной с помещением объекта проникновения. Конструкция такого микрофона была похожа на мембрану классического граммофона с удаленной иголкой. Особый тип контактного микрофона, названный “акселерометр”, позволял фиксировать разговоры в комнате через монолитные бетонные стены толщиной до полуметра. Техник мог выдолбить небольшое углубление в полу квартиры над целевым помещением, установить туда контактный микрофон и закрыть это место шпатлевкой для уменьшения воздействия посторонних шумов и вибраций.

Помимо этого, с 50-х годов прошлого века виброакустический канал служил источником информации при прослушивании сперва при помощи инфракрасных, а ныне – лазерных направленных микрофонов. Следует отметить, что первый инфракрасный направленный микрофон, – изделие “Буран”, –  в начале 50-х годов в СССР разработал все тот же неугомонный Л. Термен. И инфракрасный, и его сменщик лазерный микрофоны работают по принципу анализа отраженных лучей от оконного стекла, которое вибрирует под воздействием ведущихся в помещении разговоров. Для повышения эффективности их работы в 1980-е годы была разработана крохотная прозрачная призма, которая размещалась внутри оконных стекол объектов разведустремлений. Она позволяла увеличить чувствительность лазерного микрофона и производить его точную настройку по углу отражения, обеспечивала возможность разместить лазерный передатчик и приемник в одной комнате, что осложняло их обнаружение. Подобные, практически невидимые простым глазом микропризмы, были выявлены техническими специалистами КГБ во время осмотра оконных стекол здания нового комплекса посольства СССР в Вашингтоне. Советские поисковики обратили внимание на крохотные дефекты внутри толстых стеклопакетов и начали внимательно их изучать с помощью микроскопа. В результате было установлено, что “дефекты” при большом увеличении имеют форму правильной призмы, что вызвало справедливое подозрение специалистов. Для подтверждения назначения этих “дефектов” пришлось вырезать часть стекла и отправить в Москву на детальное обследование, откуда затем пришло подтверждение их специального назначения.

Схема подслушивания с помощью лазерного микрофона и микропризмы

Схема подслушивания с помощью лазерного микрофона и микропризмы

 Как быть, если интересующий разговор проводится вне помещения?

Но как быть, если интересующий разговор проводится вне помещения? С сороковых годов прошлого века проблема подслушивания таких разговоров решалась при помощи направленных микрофонов. Сперва они изготавливались по схеме “большое ухо”, представляя собой микрофон, установленный в фокусе своеобразного раструба, который улавливал звуковые волны и концентрировал их на микрофоне. В 60-е годы появился так называемый градиентный микрофон, или микрофон-ружье, который использовался для подслушивания бесед за столиками на свежем воздухе или в местах курения, удаленных на значительные расстояния. Он состоял из набора трубок различной длины, размещенных перед чувствительным микрофоном, позволял фильтровать посторонние звуки и снижать все шумы, кроме звуков голоса.

Тем не менее, в этом направлении проводились и более экзотические эксперименты.

Так, в начале 1960-х гг. по инициативе и при участии TSD после долгих мытарств якобы был создан радиомикрофон, помещаемый в винтовочную пулю 45 калибра, выстреливаемую со скоростью около 800 км/ч. Он мог работать от микробатарейки в течение одного дня, передавая на частоте 400 МГц информацию на расстояние до 75 м.  Предполагалось, что этот микрофон будет использоваться при наличии возле источника искомой акустической информации не очень твердого предмета (дерева, деревянной оконной рамы, скамейки), куда данный микрофон можно внедрить, выстрелив из ружья со специальным глушителем.

Акустический котенок

Другим не менее экзотическим проектом стало проведение опытов по имплантации радиозакладок в животных (шифр “Акустический котенок”). Закладки, стостоящие из источника электропитания, радиопередатчика, микрофона и антенны, планировалось внедрять таким образом, чтобы не повредить естественных функций и движений кошки; при этом кошка не должна была чувствовать присутствие спецустройств. В результате изготовили три радиопередатчика диаметром 2 см для установки в основание черепа кошки, где имеется свободная складка кожи – своего рода естественный карман. Внедрение радиопередатчика оказалось удачным, поскольку устройство упаковывалось в специальный контейнер для защиты от температуры, жидкостей, химии и влажности тела. Размещение микрофона оказалось более трудной задачей, и в итоге он был установлен в ушной канал. Антенна из тончайшего провода зашивалась в длинный мех кошки и подключалась к передатчику. Размер животного позволял размещать только небольшие батарейки, что ограничивало количество часов работы радиопередатчика. Тем не менее, проведенные “испытания” показали, что, хотя система работала и сигнал был устойчив, но перемещения кошки, несмотря на предварительную дрессировку, оказались настолько непоследовательными, что ее применение в оперативных целях вызвало сомнение, и проект закрыли.

Проект “Акустический котенок”

«Деревянные закладки»

Как видим, научно-технический прогресс не стоял на месте, и в 1970-е годы транзисторы стали настолько миниатюрными, что их стали объединять их сперва в микросборки, а затем в микросхемы. Изготовленные из них миниатюрные закладные устройства можно было внедрять в зажигалки, часы или калькуляторы. Значительное расширение номенклатуры предметов, которые могли служить камуфляжем, повлекло за собой существенный рост количества изготавливаемых закладных устройств. Теперь они устанавливались внутрь мебели, книги, одежды, тюбиков для крема, сетевых удлинителей. По заданию спецслужб горничная в отеле или какой-нибудь посетитель учреждения мог занести и оставить в нем “закладку” под видом подарка или незаметно подменив настольную пепельницу на заранее подготовленный дубликат. Часто для быстрой установки закладного устройства американская разведка применяла деревянные бруски. Во-первых, дерево пропускает радиоволны, во-вторых, ему легко можно придать необходимую конфигурацию, чтобы брусок не отличался от интерьера помещения, чтобы он сливался по цвету и форме с мебелью, украшениями или рамой картины.

Журнальный столик, оборудованный радиозакладкой Журнальный столик, оборудованный радиозакладкой2

Журнальный столик, оборудованный радиозакладкой, закамуфлированной под деревянный брусок

В частности, в 60-70-е годы прошлого века возле дипломатических представительств иностранных государств в Москве устанавливались “милицейские будки”, в которых в действительности дежурили сотрудники КГБ. Кроме охраны посольств, им поручалось выявление так называемых инициативников, то есть граждан СССР, которые по собственной инициативе предлагали свои услуги работавшим под прикрытием посольства сотрудникам резидентур иностранных разведок.

В связи с этим заинтересованная в постоянном притоке “инициативников” и обеспечении их безопасности московская резидентура ЦРУ решила оборудовать подобную будку возле своего посольства закладным устройством. Предполагалось, что это позволит установить особенности выполнения “милиционерами” своих обязанностей и способы их связи с другими подразделениями КГБ.

В ходе подготовки к операции сотрудники резидентуры изучили расписание “милицейских” дежурств и интерьер будки, в которой находился вмонтированный в стену небольшой столик, телефон и электропечь, достаточная для обогрева двух человек. Через несколько месяцев постоянного наблюдения офицеры ЦРУ заметили, что “милиционер” часто покидает свой пост и переходит на другую сторону улицы, чтобы поболтать с коллегой. Когда дверь была открыта, сотрудники ЦРУ определили размеры столика в будке, а потом составили график возможных отлучек “милиционера”.

В целях операции в штаб-квартире ЦРУ был изготовлен деревянный брусок под радиозакладку, для которого подобрали краску, точно подходившую под цвет столика. В одну из сторон деревянного бруска специалисты ЦРУ вставили специальные самозавинчивающиеся шурупы с пружинными механизмами, которые могли быстро закрепить закладку под столиком. Когда брусок будет крепко прижат к нижней стороне столика, необходимо нажать на торчавшие штифты, чтобы освободить фиксаторы пружин, которые и завинчивали шурупы. Поскольку устройство требовало много батареек, деревянный блок оказался слишком велик для переноски в атташе-кейсе, с которым обычно ходил резидент. Учитывая это, устройство оборудовали креплением для удержания бруска под верхней одеждой. Каждый день независимо от погоды резидент ЦРУ надевал пальто и проходил мимо будки. Улучив момент, когда “милиционер” покинул будку, он незаметно проник в нее, и в течение 30 секунд, расстегнув пальто и встав на колени, вытащил брусок из подкладки пальто, засунул его под столик и активировал механизм завинчивания шурупов. В результате организованного таким способом длительного прослушивания будки американской разведке удалось расшифровать коды и жаргоны, использовавшиеся в радиопереговорах советской контрразведки в периоды наблюдения за сотрудниками ЦРУ, а также получить представление о методах и приемах слежки, практикуемой КГБ в 1970-е гг.

Милицейская будка возле посольства США в Москве

“Милицейская” будка возле посольства США в Москве, в которую было внедрено радиозакладное устройство, закамуфлированное под деревянный брусок

Другой подобный “брусок” был обнаружен поисковиками КГБ в деревянных конструкциях чердака крыши особняка, где проживал советский дипломат высокого ранга, аккредитованный в одной из стран тихоокеанского региона. Микрофон этой радиозакладки был установлен в гостиной комнате, около отверстия в потолке, куда выходили электрокабели люстры. Для установки техники подслушивания использовался период ремонта особняка перед въездом туда советского дипломата. Контрольный пункт был организован американской разведкой в соседнем доме, где тайно располагалась аппаратура приема радиосигналов.

Размещение радиозакладки, закамуфлированной под деревянный брусок

Размещение радиозакладки, закамуфлированной под деревянный брусок1

Размещение радиозакладки, закамуфлированной под деревянный брусок, в особняке советского дипломата

Описанные выше мероприятия по скрытной установке “брусков” и прочей “фурнитуры“ в лексиконе ЦРУ получили название “операций быстрого внедрения”. Директор ЦРУ Уильям Кейси лично провел подобную операцию, воткнув закладное устройство в виде булавки в диван офиса высокопоставленного чиновника во время своей поездки в одну их азиатских стран. В практике же советской разведки и контрразведки они зашифровывались аббревиатурой “ТФП”, которая означала “тайное физическое проникновение”.

Так, в 1965 году ПГУ КГБ в ходе ТФП внедрило радиозакладки в квартиру одного из американских дипломатов в столице Гвинеи г. Конакри, а в 1972 году – в кабинет посла США в этой стране Тодмана. В январе 1966 года агенты ПГУ КГБ в Бейруте установили радиозакладку в кабинете посла Великобритании в Ливане Ричеза, а в феврале – в кабинете резидента британской разведки SIS в Бейруте Питера Ланна (операция “Рубин”). В результате удалось выявить более 50 агентов британской SIS в Египте и на Ближнем Востоке, определить личности 6 человек, работавших на британцев в агентурной сети КГБ, ГРУ и Службы безопасности ЧССР. В 1969 году радиозакладки внедрены в резиденцию главы представительства ЦРУ в Ливане. В конце 1969 года успешно проведена операция “Прессинг”, в ходе которой дистанционно управляемыми радиомикрофонами оборудованы кабинеты здания ООН. Тогда же осуществили операцию “Краб” по установке радиомикрофонов в помещениях Генерального секретаря ООН У Тана, в представительстве Республики Гана при ООН, и в зале заседаний Комитета по международным отношениям Сената США (это закладное устройство функционировало более 4-х лет).    По опубликованым в Интернете отчетам КГБ, только в 1976 году сотрудниками КГБ проведено 37 мероприятий ТФП, в ходе которых закладными устройствами оборудовано 16 представительств стран НАТО.

Операция ТФП “Фламинго”

Широкую известность в литературе по истории спецслужб получила операция ТФП “Фламинго”. Ее подготовка длилась около двух лет, после чего в сентябре 1980 года сотрудники вашингтонской резидентуры ПГУ КГБ СССР оборудовали радиозакладкой расположенный в г. Арлингтон (штат Вирджиния) конференц-зал “System Planning Corporation”, частной компании, которая занималась исследованиями по заказу Пентагона. Поводом для проведения операции послужило ценное наблюдение сотрудника резидентуры В. Лозенко, который отметил, что, помимо международных научно-технических конференций, в которых он принимал личное участие, этот зал используется для собраний работающего на министерство обороны США “Общества оперативных исследований”. В этой связи за день до окончания своей зарубежной командировки и отъезда из Вашингтона он установил под одним из столов конференц-зала подслушивающее устройство в виде стержня длиной 25 см с аккумулятором. Сигнал от него принимался на контрольном посту, оборудованном в автомобиле с дипломатическими номерами, на встроенную в лобовое стекло Т-образную антенну. Автомобиль парковался на одной из 9 позиций, подобранных на удалении 300-500 метров от офиса Корпорации. В ходе операции в течение следующих 10,5 месяцев были получены важные разведывательные данные о тогдашнем и перспективном развертывании американского ядерного оружия в Европе, об американском химическом оружии, о перспективах ВМС США на выживание в конфликте с применением ядерного оружия и по позиции США на переговорах об ОСВ-2. Операция прекратилась по причине исчерпания источника питания.

Последняя известная операция ТФП, проведенная уже СВР РФ, датируется концом 1990-х годов, когда сотрудник ФБР и одновременно агент СВР Роберт Ханссен установил радиозакладное устройство в конференц-зале Госдепартамента США, расположенном вблизи кабинета Госсекретаря Мадлен Олбрайт.

Заметим, однако, что картина происходящего в контролируемом помещении станет гораздо более полной, если в нем совместно с акустическим будет организовано видеонаблюдение.

Первые операции со скрытым видеонаблюдением

Ввиду отсутствия портативных систем телетрансляции до 1988 года сотрудникам КГБ приходилось наблюдать за происходящим в помещении в режиме реального времени, ограничиваясь фотографированием, в лучшем случае – киносъемкой. Процесс внедрения техники видеонаблюдения был схож с процессом внедрения микрофона, но приходилось высверливать не тонкий канал-звуковод для микрофона, а толстую трубу с крошечным “глазком”, выходящим в помещение. Естественно, применяемые при этом инструменты создавали большой шум, поэтому подобные работы проводились либо при строительстве и ремонте зданий (например, гостиниц), либо в крайних случаях при проведении оперативно-технических мероприятий по шпионажу.

Например, в конце 1950х годов во время одного из визитов в СССР для индонезийского президента Ахмеда Сукарно была создана так называемая “медовая ловушка”. К нему, известному сексуальной невоздержанностью, была подослана группа юных соблазнительниц, которые предварительно познакомились с ним под видом стюардесс “Аэрофлота”.

Изготовление отверстия в потолочном перекрытия для фотоаппарата “Циния”

Изготовление отверстия в потолочном перекрытия для фотоаппарата “Циния” со специальным объективом “Ленок”

Увлекшийся Сукарно пригласил девушек в отель и устроил там под негласную видеозапись КГБ грандиозную оргию. Но когда Сукарно продемонстрировали порнофильм с его участием, он неожиданно для всех оценил это как подарок от советского правительства и попросил сделать еще несколько копий. Так что завербовать Сукарно на основе компромата не удалось.

В 60-е годы пока еще не видео, но “кино-” закладками стали оборудоваться и первые образцы средств автоматизированной обработки информации. Так, в 1962 году ЦРУ установило доверительные отношения с вице-президентом “Ксерокс” Джоном Дэссоэром, который согласился помочь родной спецслужбе. По его указанию в структуре фирмы было организовано специальное секретное конструкторское бюро, которое смогло вмонтировать в огромную по тем временам копировальную машину “Ксерокс-914” маленькую бытовую 8-мм кинокамеру. В режиме покадровой съемки кинокамера могла фотографировать на одну кассету большое количество титульных листов копируемых документов, отражение от которых через специальное зеркало попадало на селеновый барабан копировальной машины и далее на листы белой бумаги. Демаскирующий стрёкот кинокамеры полностью перекрывался шумом работы ксерокса. “Доработанная” таким образом копировальная машина была продана советскому посольству в Вашингтоне на условиях гарантийного обслуживания. Раз в месяц завербованный ЦРУ техник приходил в советское посольство для регламентных работ, и, как говорится, “менял кассету”.

Закладная кинокамера в ксероксе посольства СССР в США

Закладная кинокамера в ксероксе посольства СССР в США

В середине 1970-х гг. Генеральное консульство СССР в Сан-Франциско приобрело уже японский копировальный аппарат “Тошиба”, справедливо не доверяя американским моделям. На этот раз работы по его техническому обслуживанию проводились под бдительным наблюдением офицера безопасности консульства. Тем не менее, через некоторое время ксерокс вышел из строя, и сервисная фирма выставила за его ремонт астрономический счет. Взамен консульство отыскало другую фирму, которая согласилась на меньшую сумму при условии ремонта ксерокса в своей мастерской. Но после окончания ремонта недоверчивое консульство отправило восстановленный ксерокс для специального исследования в институт специальной техники КГБ СССР.

Схема установки закладной телекамеры в ксероксе консульства СССР в Сан-Франциско

Схема установки закладной телекамеры в ксероксе консульства СССР в Сан-Франциско1

Схема установки закладной телекамеры в ксероксе консульства СССР в Сан-Франциско

В ходе специсследования внутри сварного основания копировальной машины сотрудники института выявили изощренное устройство съема информации. Оно с помощью специального оптического сенсора фиксировало изображение первого листа копируемого документа, а затем передавало его в цифровом виде по радиоканалу в соседний частный дом. Вероятнее всего, именно там и располагался специальный приемник и принтер, которые восстанавливали изображение на бумаге для последующего изучения американской разведкой.

Одним из наиболее ярких примеров комплексного применения стационарных и закладных средств визуального, аудио- и фотонаблюдения является проведенная советской контрразведкой операция по документированию, то есть сбору потенциальных процессуальных доказательств преступной деятельности агента ЦРУ О. Пеньковского. Для его привлечения к уголовной ответственности нужно было доказать, что О. Пеньковский приносит домой секретные документы и фотографирует их, запечатлив О. Пеньковского в этом процессе. Решить задачу сперва планировалось путем монтажа закладной фотокамеры в цветочный горшок, стоявший на подоконнике, где Пеньковский обычно проделывал данные манипуляции. Однако, имевшиеся в то время в арсенале КГБ специальные фотоаппараты с автономным электропитанием не помещались под цветок и, главное, издавали во время съемки слабые шелестящие звуки, которые мог услышать О. Пеньковский. Поэтому замысел операции изменили, и на балконе, нависавшем над окном Пеньковского, в специальных выдвигающихся нишах с автоматическими шторками разместили две фотокамеры с обычным и длиннофокусным объективами. Жильцов верхней квартиры, конечно же, пришлось под благовидным предлогом переселить в другое место. Помимо этого, к наблюдательному посту контрразведки на чердаке противоположного здания по дну Москвы-реки проложили специальный кабель для дистанционного управления фотокамерами, двигающимися нишами и шторками. Сотрудники КГБ, наблюдая за окном Пеньковского через Москву-реку, поддерживали телефонную связь с другой оперативной группой, контролирующей из квартиры верхнего этажа действия О. Пеньковского. В результате были получены “читаемые” фотоснимки текстов секретных документов, впоследствии предъявленные на суде в качестве процессуальных доказательств.

Пеньковский фотографирует секретные документы на подоконнике

О. Пеньковский фотографирует секретные документы на подоконнике с цветочными горшками

Схема фотодокументирования действий Пеньковского

Схема фотодокументирования действий
Пеньковского

Как видим, мировой технологический скачок, совершенный в конце сороковых – начале пятидесятых годов прошлого века и состоявший в освоении все более коротких радиоволн (сперва ультракоротких, а затем и диапазона сверхвысоких частот), а также в изобретении и последующей миниатюаризации полупроводниковых приборов, обусловил взрывной качественный и количественный рост разнообразной техники не только “подслушивания”, но также “подглядывания” и позиционирования. Непрестанное удешевление этой техники привело к тому, что уже в 70-80е годы спецслужбы утратили монополию на ее использование, ее изготовлением и коммерческой реализацией все чаще начали заниматься разного рода мелкие предприниматели и даже радиолюбители-одиночки с клиентурой, представленной частными охранными и детективными агентствами, службами бизнес-разведки и прочими негосударственными структурами.

Вот в такой обстановке к началу 80-х годов прошлого века мир и подошел к порогу очередной технологической революции, – на это раз “цифровой”. Но о ней и о ее последствиях мы поговорим в следующей публикации.

news
Читайте также
14.09.2021
Публикации
Прорыв: “Златоуст”, “Исповедь” и “Easy Chair”

Беспроводное прослушивание - изобретение эндовибратора

26.08.2021
Публикации
Подслушивание в эпоху электричества

История подслушивание в эпоху электричества

прослушка У кабінеті
16.08.2021
В кабинете председателя Закарпатской таможни обнаружили прослушку

После смены руководства Закарпатской таможни в кабинете начальника обнаружили «прослушку». СБУ начала расследование по факту незаконного сбора данных.