Оформить заказ
Есть вопросы?

Подслушивание в эпоху электричества

26.08.2021
Публикации

Способы передачи информации в «доэлектрическую» эпоху

Какие бы приспособления для подслушивания разговоров не изобретались в древнем мире и в средние века, их всех объединял один существенный недостаток: необходимость присутствия человека -“слухача”, или, говоря профессиональным языком, оператора средства акустической разведки в месте размещения акустического датчика – устройства, непосредственно принимающего и усиливающего звуковые (акустические) волны из окружающей среды (сосуд — “голосник”, коровий рог, комната -“слух” и т.п.). Это причиняло серьезные неудобства, а в большинстве случаев и угрожало лазутчику-оператору, поскольку в силу небольшой дальности распространения акустических волн ему необходимо было действовать в непосредственной близости от часто хорошо охраняемого объекта разведустремлений. Указанные факторы превращали операцию акустической разведки в весьма рискованное мероприятие.

Резко снизить его опасность можно было бы, решив проблему передачи акустических волн на большие расстояния без потери содержащейся в них информации. Однако, приемлемое решение появилось лишь с изобретением электросвязи.

Следует отметить, что электросвязь изобрели вне всякой зависимости от потребностей акустической разведки, ибо с глубокой древности человечество стремилось найти способы если не мгновенной, то очень быстрой передачи информации из пункта А в пункт Б.

Первые линии связи, появившиеся у древних греков и китайцев, были не электрическими, а оптическими – обычные костры, поочередно зажигавшиеся на сторожевых башнях, выстроенных в цепочку. Очевидно, что таким способом транслировались лишь заранее оговоренные сигналы, даже для передачи текста подобная линия связи не годилась. Тем не менее, столетиями оптические линии считались наиболее перспективными, поскольку свет в воздушной среде распространяется гораздо дальше, чем звук, – зажженую в темноте свечу человек увидит с расстояния примерно 2.5 км. Иные же физические поля еще предстояло открыть. Поэтому работа над совершенствованием оптических линий продолжалась, увенчавшись устройством в 1778 году между Парижской и Гринвичской обсерваториями гелиографа, который впервые позволил передавать не одно и не два, а достаточно большой набор условных сообщений. В последующем на смену гелиографу пришел семафор французов братьев Шапп, при помощи которого передавались даже отдельные знаки и буквы, наблюдаемые в зрительные трубы.

В то же время человечество постоянно жаждало чего-то лучшего. Пользователей оптических линий не удовлетворяла ни дальность связи, требующая большого количества промежуточных станций для приема и ретрансляции сообщений (так, в линии Петербург-Варшава их было устроено 149), ни скорость передачи информации (45 условных сигналов из Петербурга в Варшаву передавались за 22 минуты), ни зависимость связи от погоды (в туман линия не работала).

Все эти недостатки удалось устранить лишь с изобретением в 30-е годы XIX века электрического телеграфа, наиболее дееспособный вариант которого представил Сэмюэл Морзе, разработавший для передачи информации код Морзе.

Однако, в ту эпоху оптический и электрический телеграф еще не нашли своего применения в технике подслушивания, поскольку позволяли передавать лишь дискретную, то есть разделенную на символы и знаки информацию, в то время как речь представляет собой непрерывный процес колебания воздуха, – аналоговый сигнал. Необходимо было каким-то образом технологически устанавливать и поддерживать зависимость между физическим процессом в канале связи и исходной речью, причем так, чтобы на приемном конце речь из процесса можно было бы восстановить. В технике связи процесс помещения исходной информации в физический процесс, трансформации ее в информативный сигнал получил название модуляции, а извлечения ее из информативного сигнала на приемном конце, – соответственно, демодуляции.

Микрофон – революционное изобретение в области подслушивания

Первой подлинной революцией в области подслушивания нам представляется изобретение американцем Александром Беллом микрофона – устройства, позволяющего преобразовать речь в соответствующий ей электрический сигнал, который уже можно передавать в линию электросвязи. Случилось это в 1876 году. Первый микрофон имел форму резервуара, в котором перманентная диафрагма разделяла провод и слабый раствор кислоты. При воздействиии голоса диафрагма колебалась, провод соприкасался с жидкостью, менял сопротивление электрической цепи и создавал таким образом модулированный по амплитуде электрический сигнал.


(Жидкостный передатчик, запатентованный Беллом 7 марта 1876 года и впервые испытанный 10 марта 1876 года)

Впоследствии несколько десятков лет микрофон непрерывно совершенствовался. В частности, в 1890 году Энтони Уайт предложил самый прижившийся вариант угольного микрофона. И уже через двадцать с небольшим лет ему нашлось применение у тайного политического сыска (Отдельного корпуса жандармов Департамента полиции) Российской империи: в 1913 году микрофонной системой подслушивания были оборудованы зал заседаний и комната отдыха депутатов Государственной Думы России.

Первые, достаточно громоздкие комплекты аппаратуры акустической разведки, предназначенные для долговременного (стационарного) подслушивания, состояли из: 1) микрофона; 2) комплекта соединительных проводов; 3) приемника сигналов от микрофона, который усиливал и  демодулировал принятые от него акустические электрические сигналы,  обеспечивал вывод восстановленной речи на головные телефоны либо динамик.

Микрофон скрытно устанавливался в помещении объекта разведустремлений таким образом, чтобы затруднить обнаружение его и идущих от него проводов, – чаще всего, встраивался в стену или в потолок. Приемник сигналов выносился за пределы контролируемой зоны объекта разведустремлений, в другое помещение, где конспиративно оборудовался контрольный пункт.  Одной из самых сложных операций стационарного оборудования объекта являлась прокладка и маскировка проводной соединительной линии от микрофона к удаленному контрольному пункту. Вследствие этого первые операции акустической разведки проводились преимущественно на собственной территории, где гораздо проще под видом строительных или ремонтных работ оборудовать спецтехникой посольство либо место проживания иностранного дипломата. Эпизодически, от случая к случаю, помещение также могло прослушиваться электрическими (с электрическим усилением звука) или обычными механическими стетоскопами, но для этого необходимо было присутствие агента спецслужбы по соседству с контролируемым помещением.

Вы можете спросить, а почему вместо проводных линий в 30-40 годы ХХ столетия не использовалось радио, ведь оно гораздо удобнее и на тот момент  было известно уже более полувека? Ответ будет следующим.

Во-первых, к тому времени в радиоэфире связисты освоили лишь диапазон коротких волн. В нем имеющиеся технологии позволяли передавать только узкополосные сигналы, – например, речь человека, говорящего в микрофон, для разборчивости которой достаточно полосы частот 300-3400 Гц. В то же время для качественной передачи акустики помещения, для уверенного узнавания говорящих требуется полоса частот 60-10000 Гц, а еще лучше весь диапазон частот, воспринимаемых человеческим ухом (20-20000 Гц).

Во-вторых, размеры радиоламп, на основе которых изготавливались радиопередатчики, не позволяли совмещать их в одном миниатюрном корпусе с микрофоном, – все равно микрофон нужно было подключать к достаточно массивному радиопередатчику проводами, при этом возникала необходимость где-то прятать сам радиопередатчик.

В-третьих, для радиопередачи на коротких волнах требуется достаточно габаритная антенна, которую желательно вывести из помещения наружу, поднять повыше и замаскировать.

И, наконец, в-четвертых, радиосигнал, особенно непрерывный, чрезвычайно легко выявляется средствами радиоразведки и радиоконтрразведки, после чего не составляет труда установить местонахождение его источника.

Так что проблемы с радио в предвоенную пору не стоили свеч, их хватало и при оборудовании объекта проводной спецтехникой.

Особенности проведения операций акустической разведки

При подготовке к операции акустической разведки (или к соответствующему контрразведывательному мероприятию) необходимо было тщательно изучить объект, систему его охраны и сигнализации,  подобрать в его окружении место для размещения пункта контроля.

Место для скрытной установки микрофона определялось, исходя из имеющегося описания объекта и характера решаемых задач. Так, если нужно было добыть информацию о ходе служебных совещаний, микрофон следовало внедрять в помещение, где они проводились. Если речь шла о вербовке кого-то из сотрудников посольства, микрофон монтировался туда, где можно было получить информацию о его вербовочной уязвимости, – например, в спальню.

Специалисты рассчитывали время безопасного пребывания внутри помещения, оптимальную дату и время установки оперативной техники, предполагаемые пути ухода с объекта, индивидуальные требования к оперативному прикрытию и риски в случае раскрытия операции.

На основании собранных сведений о месте проведения операции готовился план негласного проникновения на объект и подготовки места для установки микрофона и прокладки от него линии связи к пункту контроля. В плане  также указывались режимы связи с группой наружного наблюдения за объектом и последовательность действий в чрезвычайных ситуациях: что нужно делать при возникновении технических сложностей или проблем с безопасностью, возникших в ходе мероприятия.

При реализации плана наибольшую опасность, безусловно, представляли работы, проводимые непосредственно на объекте: сверление стены, установка микрофона, восстановление поврежденных участков стен, камуфлирование микрофона и проводов, устранение следов проведенных работ, сбор инструментов и скрытное покидание объекта.

После успешной реализации этой части плана с контрольного пункта проверялась работоспособность микрофона и эффективность прослушивания переговоров в контролируемом помещении.

После окончания мероприятия осуществлялось повторное тайное проникновение на объект для извлечения микрофона и проводов, что, впрочем, удавалось далеко не всегда. Поэтому перед проведением операции анализировались последствия возможной утраты оперативной техники и меры по минимизации их негативного характера.

Первые попытки автоматизации записи разговоров

С момента появления микрофонов, пригодных для проведения тайных операций акустической разведки, и примерно до середины 30-х годов прошлого века содержание подслушанных переговоров фиксировалось оператором поста контроля на бумаге. Это, с одной стороны, резко снижало возможность проверки объективности зафиксированной информации, с другой – требовало постоянного присутствия на посту контроля нескольких сотрудников, причем во избежание утраты или искажения информации подслушивание особо важных объектов велось одновременно несколькими сотрудниками.

Поэтому изначально предпринимались попытки автоматизировать процесс фиксации подслушанных разговоров. Изобретались и испытывались различные средства звукозаписи, – в частности, в 30-е годы советским изобретателем А. Шориным был изготовлен так называемый “шоринофон”, работающий по принципу грамзаписи, но использующий в качестве носителя кинопленку. На 40-метровой ленте могло разместиться до 2 часов фонограмм в несколько дорожек. Эти аппараты производились до войны в промышленных объемах, использовались в радиовещании и, с высокой вероятностью, в разведке и контрразведке.


                                     (шоринофон)

Однако, с 30-х годов прошлого века и на несколько десятилетий вперед эту нишу плотно заняли магнитофоны.

Так, в 1927 году немецкий инженер Фриц Пфлеймер получил патент на использование для звукозаписи бумажной ленты с напыленным на нее магнитным порошком. В 1932 году компания AEG с использованием изобретения Пфлеймера начала производить прибор для магнитной записи под названием “Магнетофон-К1” (да-да, именно “магнетофон”!). Пленка для него изготавливалась концерном BASF.

В 1941 году AEG начала выпуск магнитофонов нового поколения с качеством записи, улучшенным при помощи высокочастотного подмагничивания пленки переменным током. Они позволяли фиксировать акустические волны в диапазоне частот до 10 кГц, что позволяло значительно повысить разборчивость и узнаваемость речи.

Внедрение магнитофонов в арсенал оперативной техники позволило обеспечить непрерывное круглосуточное наблюдение за контролируемым объектом, проверку объективности добываемой информации за счет фиксации и долговременного хранения перехваченных разговоров, и тем самым существенно сократить численность персонала подразделений  акустической разведки.

Таким образом, к середине 30-х годов ХХ века созрели необходимые предпосылки к широкомасштабному развертыванию операций по подслушиванию, превращения их из единичных мероприятий в довольно обыденный  инструмент  спецслужб. Напомним, что к тому времени акустическая разведка выполняла поставленные перед ней задачи при помощи: 1) закладных проводных микрофонов; 2) стетоскопов; 3) направленных микрофонов, – как минимум, параболических и трубчатых.

Успехи Германии в сфере прослушивания

Мировым лидером в сфере разработке, производства и применения специальной техники для подслушивания считалась Германия, причем, если в Веймарской Германии ее лидерство в этой сфере определялось общим высоким уровнем развития технологий, то после прихода к власти Гитлера мощный импульс развитию спецтехники был придан потребностью тотального контроля за населением Третьего рейха со стороны спецслужб, которые возглавлялись такими влиятельными личностями, как Гиммлер и Геринг.

Так, уже в 1934 году ни кто иной, как министр нацистского правительства и будущий военный преступник Ялмар Шахт обнаружил у себя в гостиной потайной микрофон, установленный его горничной, которая оказалась агентом гестапо.

В марте 1938 года по личному приказанию Гитлера, проявлявшего глубокий интерес к оккультизму, специальной группой СС была организована операция по прослушиванию встречи ведущих астрологов Германии, состоявшейся в замке Wartburg.

Едва ли не наибольшую известность в послевоенный период приобрела чрезвычайно успешная операция гестапо, вдохновителем которой выступил шеф начальник Главного управления имперской безопасности Г. Гейдрих, а реализатором – еще более известный руководитель политической разведки рейха В. Шелленберг. В ходе операции уже достаточно известный к тому времени элитный бордель, принадлежавший агенту гестапо Китти Шмидт и расположенный в Берлине-Шарлоттенбурге на Гизебрехтштрассе, 11, был тайно оборудован средствами подслушивания и фотокамерами. Для борделя по приказанию Шелленберга подобрали “женщин и девочек умных, многоязычных, националистически настроенных и помешанных на мужчинах”. Подобранные девицы на протяжении двух месяцев обучались языкам и выведыванию информации в разведшколе в Зонтхофене. В марте 1940 года обновленный бордель открыл двери в качестве “светского салона” и приобрел популярность среди высокопоставленных зарубежных дипломатов, нацистских бонз и просто влиятельных персон. За первый год работы его посетило около 10000 мужчин, при чем гестапо изготовило около 3000 аудиозаписей (всего за время существования салона 25000). Помимо этого, каждый вечер после завершения работы все “сотрудницы салона”, в том числе и хозяйка, писали подробные отчеты, с которыми затем сравнивались результаты звукозаписи.

Таким образом были получены сведения о планах Испании захватить Гибралтар, компроментирующие материалы на генерала СС Зеппа Дитриха и министра пропаганды ІІІ Рейха Й. Геббельса. В сети прослушки гестапо также попали министр иностранных дел Германии Иоахим фон Риббентроп и министр иностранных дел Италии Галеаццо Чиано.

Однако, уже в 1940 году тайна “салона Китти” якобы стала известна английской разведке: ее агент Роджер Уилсон под именем пресс-секретаря румынского посла Любо Кочелва стал регулярным посетителем салона, установив доверительные отношения, а впоследствии завербовав его “работницу” Китти. С ее помощью он как будто бы обнаружил провода от микрофонов в стене и подключился к ним, некоторое время подслушивая посетителей салона одновременно с гестапо. Впрочем, нам достоверность этой истории представляется весьма сомнительной.


           (Китти Шмидт, фото 1930-х годов)

Использование средств съёма информации Советским Союзом

Советский Союз до середины 30-х годов прошлого века не располагал необходимыми технологиями и производственными мощностями, – например, микрофоны начали выпускать в СССР на тульском заводе “Октава” лишь в середине 30-х годов. Однако, не секрет, что до установления в Германии нацистского режима между двумя странами-изгоями осуществлялось широкомасштабное, в том числе тайное сотрудничество в военно-технической сфере. Поэтому до 1933 года ОГПУ-НКВД закупало и применяло преимущественно немецкую спецтехнику. Однако, во второй половине 30-х годов в связи с радикальным изменением внутриполитической ситуации в Германии и началом индустриализации в СССР органы безопасности перенесли акцент на разработку и внедрение отечественной техники акустической разведки, добившись на этом поприще значительных успехов.

Тем не менее, даже в самом начале 20-х годов органы госбезопасности СССР уже старались изготавливать спецстехнику собственноручно. Первыми организациями, ответственными за это направление работы, стали  Специальный отдел Г. Бокия и Оперативный отдел Секретно-оперативного управления И. Сурта.

Применение разработанной ими и закупленной за рубежом специальной техники акустической разведки на протяжении 20 лет возлагалось на оперативные подразделения. В частности, в феврале 1937 года во 2-м оперативном отделе (следственно-розыскная работа) Главного управления государственной безопасности (ГУГБ) НКВД было организовано Техническое отделение в составе 4-х групп: мастерской, лаборатории, строительной группы и группы снабжения.

Лаборатории была поручена разработка и изобретение новых типов оперативной техники и методов

ее использования. Мастерская ремонтировала технику, находящуюся в эксплуатации. Строительная группа проводила строительные и ремонтные работы, связанные со внедрением оперативной техники: прокладывала кабели и линии электропередач, налаживала сигнализацию, монтировала станции и коммутаторы. Группа снабжения должна была обеспечивать техническим имуществом и материалами все Техническое отделение и представляла 2-й оперативный отдел в планирующих и снабжающих организациях страны.

7 августа 1937 года на базе 2 оперативного отдела и Спецотдела ГУГБ организован 12-й (оперативно-технический) отдел ГУГБ, реорганизованный в 1938 году в Отдел оперативной техники, а через несколько месяцев – во 2-й спецотдел НКВД СССР, со включенной в его состав Центральной лабораторией оперативной техники.

Средствами подслушивания на стационарной основе были оборудованы гостиничные номера в отелях, в которых останавливались иностранцы, в частности, отель “Националь”. Иностранцам и советским гражданам, представлявшим оперативный интерес, при поселении в отель предоставлялись именно оборудованные номера. В частности, по непроверенной информации,  в июне 1938 года прослушивался номер М. Шолохова, который на некоторое время приехал в Москву. Прослушиванием гостиничных номеров занималось 1-е отделение 2-го спецотдела НКВД.

В то же время за прослушивание помещений посольств и консульств, в первую очередь, главных противников, – Польши, Германии и Японии, отвечала контрразведка (1-е отделение 3-го отдела 1-го управления ГУГБ НКВД). Ей, в частности, удалось установить микрофоны в кабинете немецкого военного атташе в Москве генерала Эрнста-Августа Кестринга, в результате чего накануне войны была получена информация о начале уничтожения в германском посольстве секретных документов, что подтверждало неизбежность агрессии Германии против СССР.

В октябре 1941 года при угрозе захвата Москвы немецкими войсками советское правительство и иностранные дипломатические миссии временно эвакуировались в г. Куйбышев (ныне Самара). Это дало НКВД хорошую возможность оборудовать средствами прослушки опустевшие здания посольств.

Техника подслушивания активно применялась органами госбезопасности и в целях оперативного обеспечения важнейших межгосударственных мероприятий – Тегеранской и Ялтинской конференцій стран-участниц антигитлеровской коалиции. В частности, сын Л. Берии С. Берия, лично участвовавший в подготовке соответствующих операций,  вспоминал: “Как и в Тегеране, в Ялте оборудовали подслушивающей аппаратурой все помещения, которые занимали участники конференции, но этим дело не ограничилось. Новая аппаратура позволяла нам вести постоянную запись разговоров не только в зданиях, выделенных для американской и английской делегаций, но и, скажем, в парке с помощью направленных микрофонов. Если интересующий нас объект находился на расстоянии до 50-100 м, проблем здесь не возникало”.

Конечно, в ходе этих мероприятий главными объектами заинтересованности НКВД были президент США Ф. Д. Рузвельт и премьер-министр Великобритании У. Черчилль. Для подслушивания их бесед и разговоров лиц из их окружения НКВД применялась одна из первых моделей направленного микрофона.

В то же время сомнительно, чтобы сотрудникам НКВД удалось получить из этих переговоров действительно ценную информацию, не предназначенную для постороннего уха. Предполагаем, что часть подслушанной информации обнародовалась Рузвельтом и Черчиллем именно из расчета на то, что ее подслушают, – ведь сотрудники их служб безопасности тоже были не лыком шиты, наверняка тщательно инструктировали своих “подопечных” и информировали их о возможностях НКВД. Кроме того, уже в то время службы безопасности высокопоставленных охраняемых лиц перед официальными визитами обязательно проводили поиск устройств подслушивания в помещениях, отведенных для участников делегаций.

Другой вопрос, насколько успешно они справлялись с этими обязанностями? Время показало, что далеко не всегда, и об этом речь пойдет в следующей публикации.

Константин Ходырев,

руководитель отдела информационной безопасности компании IAC

 

 

 

 

 

news
Читайте также
14.09.2021
Публикации
Прорыв: “Златоуст”, “Исповедь” и “Easy Chair”

Беспроводное прослушивание - изобретение эндовибратора

прослушка У кабінеті
16.08.2021
В кабинете председателя Закарпатской таможни обнаружили прослушку

После смены руководства Закарпатской таможни в кабинете начальника обнаружили «прослушку». СБУ начала расследование по факту незаконного сбора данных.

10.08.2021
Публикации
Как у стен появились уши

История возникновения прослушки или как у стен появились уши?