Оформить заказ
Есть вопросы?

Беспроводное прослушивание - изобретение эндовибратора

14.09.2021
Публикации

Прорыв: “Златоуст”, “Исповедь” и “Easy Chair”

Беспроводное прослушивание — изобретение эндовибратора

На протяжении 20х-40х годов прошлого века спецслужбы ведущих технологически развитых стран мира настолько привыкли к применению для подслушивания проводных микрофонов, что не были готовы к тем сюрпризам, которые изобрела для них советская разведка.

История появления такого сюрприза с названием “Златоуст” уходит корнями в конец 30-х годов, когда в одну из так называемых “шарашек” НКВД попал талантливый инженер Лев Сергеевич Термен. Получив еще в царские времена хорошее техническое образование в области радиофизики, в начале ХХ годов Л. Термен устроился заведующим лаборатории Физико-технического института в Петрограде-Ленинграде и в первое послереволюционное десятилетие успел заявить несколько серьезных изобретений, – в частности, электромузыкальный инструмент “терменвокс”, несколько автоматических устройств и одну из первых систем телевидения. Эти изобретения принесли ему международную известность, и в 1928 году, оставаясь гражданином СССР, он переехал на постоянное место жительства в США. Там он занялся частным бизнесом, стал достаточно популярен и приобрел обширные связи в местной научной, культурной и политической элите. Возможно однако, что выехал он не по своей воле, а по заданию советской разведки. Во всяком случае, спустя некоторое время после выезда он начал выполнять ее задания, а созданные им компании использовались для прикрытия разведывательной деятельности ОГПУ/НКВД на территории США.

Лев Сергеевич Термен, 1930-е гг.

В разгар “большого террора” в 1938 году Л. Термена, как и многих других разведчиков, отозвали в Москву и год спустя по ложному обвинению приговорили к 8 годам тюремного заключения.

Первую часть своего срока Л. Термен отбывал на золотых приисках в Магадане, однако, уже в 1940 году его перевели в “тюремное” конструкторское бюро ЦКБ-29, где он работал под руководством известного и тоже арестованного авиаконструктора А. Н. Туполева рука об руку с другим заключенным – С. П. Королевым, занимаясь системами дистанционного радиоуправления.

Будучи энтузиастом-изобретателем, одновременно с исследованиями в порученном ему и С. Королеву направлении в 1943 году Л. Термен разработал устройство подслушивания, которому НКВД присвоило кодовое наименование “Златоуст”. Называть подобного рода изделия “микрофонами” с технической точки зрения не совсем корректно, поэтому впоследствии их выделили в особую категорию “эндовибраторы”. На то время единственный в мире эндовибратор Л. Термена обладал громадными преимуществами перед традиционной техникой подслушивания:

  • во-первых, он был чрезвычайно миниатюрен, поскольку представлял собой простое механическое устройство, – изготовить аналогичное электронное устройство при том уровне технологий не представлялось возможным;
  • во-вторых, эндовибратор не требовал для работы подключаемых по проводам источников энергии, необходимых для электронного устройства;
  • в-третьих, для прослушивания помещения не нужно было прокладывать проводную линию связи от “Златоуста” к удаленному пункту контроля.

Изобретение “Златоуста” стало возможно благодаря синтезу имевшихся у Л. Термена знаний в области радиофизики и опыта проводимых им работ по радиотелеуправлению, а также освоения к середине 40-х годов прошлого века диапазона ультракоротких волн, в котором возможна передача относительно широкополосных сигналов, позволяющих без серьезных искажений воспроизводить акустику помещений.

“Златоуст” представлял собой миниатюрный полый металлический цилиндр с мембраной и проволокой длиной 9 дюймов, которая механически соединялась с мембраной и выполняла функции антенны.

Для прослушивания помещения, в которое был внедрен “Златоуст”, необходимо было с некоторого расстояния облучать это изделие мощным зондирующим радиосигналом. Мембрана изделия колебалась под воздействием акустических волн, создаваемых разговорами и шумами в помещении, эти колебания транслировались на антенну “Златоуста”. В момент облучения зондирующим радиосигналом часть электромагнитной энергии отражалась от антенны, которая вибрировала под воздействием мембраны и вносила в отраженный радиосигнал паразитную фазовую модуляцию, по которой на приемном конце можно было восстановить акустику прослушиваемого помещения.

«Троянский конь» в посольстве США 

17 декабря 1943 года нарком внутренних дел Л. Берия доложил об изобретении Л. Термена И. Сталину, и спустя некоторое время НКВД разработало разведывательную операцию “Исповедь” по внедрению “Златоуста” в кабинет посла США в СССР Уильяма Аверелла Гарримана.

Первой попыткой внедрения считается организованный НКВД пожар в посольстве США, куда сотрудники советской разведки попытались проникнуть под видом пожарных. Однако, охрана посольства эти попытки пресекла.

Тогда НКВД решило схитрить, воспользовавшись мудростью древних греков. По приказу Л. Берии для создания своеобразного “троянского коня” ему доставили два десятка сувениров из дерева, кости и кожи. Но вызванные для экспертной оценки ученые-академики радиотехник Аксель Берг и физик Абрам Иоффе забраковали представленные образцы, настояв на изготовлении сувенира, специально приспособленного для внедрения “Златоуста”. После некоторых раздумий они заказали изготовление герба США из ценных пород дерева, в который группа специалистов Оперативно-технического управления НКВД и вмонтировала “Златоуст”. В ноздрях изображенного на гербе белоголового орлана – символа США, – были вырезаны небольшие закамуфлированные отверстия, от которых звук из помещения по специальному акустическому каналу попадал на мембрану изделия.

Для размещения источника зондирующего радиосигнала (генератора) с кодовым названием “Лось”, который излучал на частоте 800 МГц, НКВД сняло коммунальную квартиру на верхнем этаже жилого здания по ул. Моховой, а в соседнем жилом доме

арендовали жилье для установки аппаратуры приема и демодуляции отраженного радиосигнала, а также записи полученных разговоров.

В целях конспирации на балконах, выходящих на посольство, по-прежнему вывешивалось для просушки белье, а женщины (сержанты госбезопасности) по воскресеньям вытряхивали коврики.

Поводом для вручения сувенира выбрали открытие в феврале 1945 года восстановленного пионерского лагеря “Артек” в Крыму. В период проведения Ялтинской конференции государств-участниц Антигитлеровской коалиции по приглашению народного комиссара иностранных дел В. Молотова это мероприятие должны были посетить президент США Франклин Делано Рузвельт и Премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль.

НКВД рассчитывало, что вследствие дефицита времени ни Рузвельт, ни Черчилль на открытие не приедут, а направят своих представителей, – скорее всего, послов.

Так и случилось. На встречу с пионерами прибыли посол США Аверелл Гарриман и его британский коллега сэр Арчибальд Керр. В конце мероприятия А. Гарриман от имени правительства США презентовал пионерам чек на 10 тысяч долларов, после чего благодарные пионеры исполнили на английском языке  американский гимн “Звездное знамя” и торжественно внесли в зал огромный покрытый лаком деревянный герб Соединенных Штатов, а директор “Артека” вручил послу паспорт-сертификат герба, подписанный “всесоюзным старостой” М. Калининым.

Взволнованный А. Гарриман воскликнул: “Я не могу оторвать от него глаз! Куда ж мне его девать?”. Обеспечивающий мероприятие личный переводчик Сталина В. Бережков, заранее проинструктированный НКВД, ненавязчиво заметил: “Да повесьте в рабочем кабинете. Англичане умрут от зависти”.

Вот таким образом “Златоуст” попал в кабинет посла США в СССР, проработав там 7 лет, пережив четырех послов (Аверелла Гарримана, Уолтера Смита, Алана Кирка и Джорджа Кеннана), а также несколько капитальных ремонтов интерьера, при которых ни один из послов не решался переместить герб в другое помещение.

Попытки выявления «Златоуста»

Спустя некоторое время после удачного начала операции “Исповедь” американцы начали подозревать наличие в посольстве источника утечки информации, поскольку высшие руководители СССР и советского внешнеполитического ведомства были чрезмерно хорошо осведомлены о планах и замыслах, обсуждавшихся в посольстве. Тем не менее, систематически проводившиеся в посольстве поисковые работы результатов не приносили.


Кабинет посла США в Москве c подаренным гербом на стене, 1945 г

Если верить открытым источникам, обнаружить “Златоуст” удалось только руководителю группы по поиску закладных устройств подслушивания Секретной службы США Джону Форду, который отвечал за выявление “жучков” в дипломатических миссиях США, Великобритании и Канады.

Зимой 1952 года ЦРУ сориентировало Д. Форда на поиск необычной аппаратуры подслушивания в посольстве США в Москве. По одной из версий, ЦРУ получило информацию о ее существовании от МИ-5 (британская контрразведка), а именно, от специалиста фирмы “Маркони” Питера Райта, который консультировал эту спецслужбу и был привлечен к расследованию необычного случая, имевшего место в 1951 году в посольстве Великобритании в Москве. Якобы один из английских дипломатов-разведчиков, дежуря на внутрипосольском посту радиоразведки и занимаясь рутинной работой по прослушиванию радиообмена советской военной авиации, случайно услышал в динамике громкий и ясный голос британского военно-воздушного атташе, находившегося в здании посольства. Зная, что наличие акустики помещения в радиосигнале является демаскирующим признаком закладного устройства, внедренного в помещение, разведчик-дипломат незамедлительно сообщил об этом в Лондон. Британское дипломатическое ведомство поручило проверить эту информацию Дону Бейли, инженеру дипломатической службы, и Джону Тейлору, ветерану Второй мировой войны, инженеру-исследователю специальной лаборатории Министерства почт, которая выполняла особо важные работы для МИД Великобритании. В свою очередь, Д. Тейлор привлек к расследованию П. Райта, с которым состоял в приятельских отношениях и которого знал как высококлассного специалиста по радиотехнике. В своих мемуарах П. Райт писал: “Перед отъездом в Москву я проинформировал Бейли, как лучше всего искать подслушивающее устройство. Впервые я начал понимать, насколько отсталой была техническая служба британской разведки. Она даже не имеет подходящей аппаратуры, и я должен был самостоятельно помочь в подготовке Бейли”.

Таким образом, выйти на след “Златоуста” в посольстве США американцам якобы помогли британские коллеги, которые случайно обнаружили признаки наличия такого изделия в своем посольстве. Однако, пока более убедительным кажется мнение бывших сотрудников КГБ о том, что информацию о “Златоусте” “слил” американцам агент-инициативник, офицер ГРУ Петр Попов, служивший порученцем у генерала Серова, ставшего затем первым председателем КГБ. Попов пользовался доверием Серова, присутствовал на вечеринках и попойках с участием генерала, часто выполнял его личные поручения вплоть до отъезда в Австрию, где в 1952 г. и 1953 г. обращался к американцам с предложениями о сотрудничестве, передавая при этом важные оперативные сведения.

По воспоминаниям бывшего участника операции “Исповедь”, ветерана Оперативно-технического управления (ОТУ) КГБ СССР В. Гончарова, именно после измены П. Попова в 1952-1953 году американцы резко активизировали проведение в посольстве поисковых работ с применением ранее не используемой ими суперсовременной радиотехнической аппаратуры.

Как бы то ни было, прибыв в Москву и проведя тщательный поиск в британском посольстве Д. Бейли ничего не обнаружил. На основании этого П. Райт предположил, что за американским посольством ведется наружное наблюдение, по команде которого устройство включается и выключается.

Много лет спустя эту версию подтвердил и В. Гончаров, который рассказал, что органы госбезопасности очень внимательно следили за всеми прибывающими в Москву американцами, стремясь выявить среди них специалистов по поиску закладных устройств. До определенного момента это удавалось, и “Златоуст” на время поисковых мероприятий отключался (просто прекращалась работа генератора “Лось”), возобновляясь по сигналу наружного наблюдения об убытии поисковиков.

Дж. Форд серьезно отнесся к версии П. Райта о наружном наблюдении и дистанционном управлении устройством. Для того, чтобы перехитрить чекистов, сотрудники его команды выпустили из здания посольства переодетых и загримированных сотрудников охраны, оставшись лежать на полу со включенной поисковой техникой. В это время находящийся в кабинете и проинструктированный ими посол США Джордж Кеннан зачитывал вслух отрывки из официальной истории Государственного департамента, имитируя диктовку секретарю дипломатической телеграммы.

Когда убежденные в убытии поисковиков чекисты неосторожно включили “Лося”, американцы обнаружили мощное радиоизлучение, зафиксировали акустическую “завязку” и, последовательно осмотрев всё помещение, обратили внимание на деревянный герб. Демонтировав и разобрав его, они обнаружили внутри совершенно неизвестное и никому не понятное устройство, которое получило у них наименование “The Thing” (“Вещь” или “Нечто”).

Не лишним будет заметить, что в то время американские спецслужбы не решились раскрыть перед общественностью позорящий их факт 7-летнего прослушивания посольства в Москве. Они сделали это лишь в 1960 г. в качестве ответа на уничтожение советской ПВО самолета-шпиона У-2 под управлением Г. Пауэрса, чтобы доказать, что шпионажем занимаются обе стороны.

Создание аналоговых версий советского эндовибратора: история «Easy Chair»

Сразу после изъятия изделие “The Thing” подверглось тщательному изучению. Но разобраться в приципе его работы специалистам ЦРУ и ФБР не удалось. И тогда американцы обратились за помощью к британским коллегам.

Откликнувшись на их просьбу, британцы поручили разбирательство с “The Thing” уже известному нам Джону Тейлору, который традиционно привлек к этому Питера Райта. Тейлор сообщил Райту, что “американские поисковики, обследуя кабинет посла США в Москве в рамках подготовки к визиту Государственного секретаря США в СССР, обнаружили небольшое устройство внутри деревянной копии герба. Поисковая аппаратура зафиксировала “завязку” на частоте 800 МГц, однако после изъятия обнаруженное устройство никак не реагировало на эту частоту”.

В торжественной обстановке в исследовательском центре “Маркони” в Эссексе американцы передали “The Thing” Д. Тейлору и П. Райту. После тщательного осмотра изделия П. Райт указал американцам на повреждение мембраны, на что получил ответ о неосторожном американском ученом, который случайно просунул через нее палец.

Путем двухмесячных проб и ошибок П. Райту удалось отремонтировать поврежденную диафрагму, начать поиск частоты зондирующего сигнала и, наконец, заставить “The Thing” заработать на частоте 800 МГц. Через два месяца состоялась демонстрация работы “The Thing” американским коллегам.

Через 18 месяцев П. Райт изготовил подобную систему подслушивания с кодовым наименованием “Satyr” (“Сатир”). “Satyr” имел антенны для передатчика и приемника, закамуфлированные под обычные британские зонтики, и мог транслировать акустику помещения на расстояние до 30 метров. Райт вспоминал, что американцы заказали ему 12 новых устройств, потом сделали копии с чертежей и самостоятельно изготовили еще 20 комплектов. Американскую версию устройства, по словам Райта, назвали “Easy Chair” (“Мягкое кресло”), а затем в ЦРУ оно получило название “Mark-II” и “Mark-III”. В то же время американцы так и не смогли добиться приемлемого качества отраженного сигнала.

Тем не менее, несмотря на худшие характеристики “Easy Chair” по сравнению со “Златоустом”, в 1957 году американские спецслужбы совместно с канадскими коллегами вмонтировали два этих изделия в стены будущего посольства Польской Народной Республики в г. Монреаль (Канада). Но вскоре поляки их обнаружили и изъяли. В 1959 году П. Райт помогал Австралийской разведывательной службе ASIO устанавливать устройство “Easy Chair” в деревянную раму одного из окон советского посольства в Канберре (Австралия).

Вместе с тем существует альтернативная история операции “Easy Chair”, изложенная  голландским корреспондентом Мауритцем Мартайном на страницах журнала De Correspondent.

По его словам, аналог “Златоуста” был разработан для американских спецслужб небольшой голландской компанией Nederlands Radar Proefstation (“Нидерландская радарная опытная станция”, NRP), которая специализировалась на исследованиях в области радиолокации и радиосвязи, и сотрудничала с ЦРУ вплоть до закрытия в начале 1990-х. Раполагалась NRP на живописной вилле в Нордвейке, которую арендовал основатель компании Йоп ван Дейк – голландский радиолюбитель, член Сопротивления, политик и изобретатель. Во время войны ван Дейк работал на секретное агентство связи, отвечавшее за техническое обеспечение коммуникаций между участниками Сопротивления и правительством в изгнании. Во время этой работы он познакомился с будущим руководителем голландских спецслужб Луисом Эйнтховеном, который впоследствии и свел ЦРУ со “стартапом” ван Дейка.

Непосредственно в операции “Easy Chair” и аффилированных с ней проектах ЦРУ якобы “втемную” задействовало пять сотрудников NRP. Более того, об объеме сотрудничества между ЦРУ и NRP не знали даже голландские спецслужбы. Работу ЦРУ оплачивало наличными – агенты привозили к Йоп ван Дейку домой дипломаты с деньгами, а тот контрабандой вывозил их в Швейцарию, где завел счета для себя и остальных участников секретного проекта. Несмотря на щедрое финансирование (по оценкам De Correspondent, многие миллионы долларов), на воссоздание работоспособного аналога “The Thing” у инженеров NRP ушло шесть лет.

После его успешных испытаний в 1958 году удалось внедрить “Easy Chair” в здание посольства СССР в Гааге. Голландские спецслужбы выяснили, что посольство заказало на местной фабрике партию мебели – две тумбочки, журнальный столик и письменный стол. После недолгих уговоров мебельщики согласились еще до покраски привезти мебель в условленное место. Устройство разместили в столе под слоями краски и лака. Сотрудники советского посольства, проверявшие мебель, ничего не заметили.

Примерно в то же время голландские спецслужбы совместно с ЦРУ и NRP внедрили устройство подслушивания в посольство КНР. На этот раз в здание они пробрались вместе с полицейскими, которые расследовали смерть одного из сотрудников посольства. Однако вскоре посольство КНР переехало, и внедренное в него устройство “Easy Chair” осталось невостребованным.

Таким образом, изобретение Л. Термена следует считать технологическим прорывом в операциях акустической разведки, который положил начало массовому применению эндовибраторов. В этой связи не лишним кажется заметить, что в принципе эндовибратором может служить любое полое изделие (металлическое, из освинцованного стекла и т.д.), имеющее достаточно тонкие стенки, хорошо вибрирующие под воздействием акустических волн и отражающее радиосигналы, – главное, иметь при этом достаточно мощный радиопередатчик и чувствительный радиоприемник. Но, как известно, у человека под воздействием мощного радиоизлучения возникают симптомы лучевой болезни. И, видимо, не без оснований бывший министр иностранных дел Украины А. Зленко в своих мемуарах пишет, что под вечер у сотрудников Постоянного представительства Украины при ООН возникали сильные головные боли, причиной которых он считает работу аппаратуры подслушивания.

Что же касается самого изобретения и его автора, то сегодня копия “The Thing” занимает почетное место среди экспонатов Национального музея криптографии США, а его создатель Л. Термен был освобожден из лагеря, стал лауреатом Сталинской премии первой степени и орденоносцем, спокойно дожил до 1993 года и совершил еще одно прорывное изобретение в технологиях акустической разведки, о котором пойдет речь в следующей публикации.

 

news
Читайте также
26.08.2021
Публикации
Подслушивание в эпоху электричества

История подслушивание в эпоху электричества

прослушка У кабінеті
16.08.2021
В кабинете председателя Закарпатской таможни обнаружили прослушку

После смены руководства Закарпатской таможни в кабинете начальника обнаружили «прослушку». СБУ начала расследование по факту незаконного сбора данных.

10.08.2021
Публикации
Как у стен появились уши

История возникновения прослушки или как у стен появились уши?