Услышать каждого. Как записывали Алексея Гончарука

По материалам новостного ресурса www.focus.ua

Услышать каждого. Как записывали Алексея Гончарука

Как премьер Алексей Гончарук стал жертвой прослушки и почему государственная охрана его не защитила, разбирался Фокус

На прошлой неделе в СМИ появилась запись закрытой встречи главы правительства Алексея Гончарука с министрами финансов и экономики, а также замглавы НБУ. На ней Гончарук не только заявляет, что он «профан в экономике», но и указывает на «примитивное понимание» важных финансовых процессов Владимиром Зеленским.

Уже на следующий день после публикации записи глава Кабмина заявил о возможной отставке, а президент созвал чрезвычайное совещание, на котором поручил правоохранителям в течение двух недель выяснить, кто записывает первых лиц страны.

Эксперты называют несколько возможных версий появления записи. Например, разговор записал кто-то из участников встречи. Прослушку также могли организовать недоброжелатели премьер-министра, желающие сместить его с должности. Как вариант — Андрей Ермак, помощник президента, который в кресло главы Кабмина якобы пытается усадить Юрия Витренко, нынешнего исполнительного директора Нафтогаза. Или Арсен Аваков, министр внутренних дел, имеющий виды на портфель главы правительства.

Впрочем, пока ни одна из этих версий не доказана. Неясно также, почему отечественные спецслужбы не предотвратили скверно пахнущий инцидент, ведь здание правительства и тем более кабинет его главы считаются стратегическими объектами, находятся под охраной Управления Государственной охраны и по максимуму защищены от прослушки. Неслучайно фигурантом первого кассетного скандала в Украине в 2000 году стал майор Николай Мельниченко. Будучи сотрудником УГО, он имел доступ в кабинет тогдашнего президента Леонида Кучмы и записывал его разговоры с помощью спрятанного под диваном диктофона. То есть любой другой человек не из системы сделать этого просто не смог бы. Фокус рассказывает о том, что изменилось в области прослушивающих устройств за последние 20 лет и как могли слушать премьера Гончарука.

 

Эпоха миниатюризации

По словам специалистов, чтобы осознать, как далеко шагнули технологии со времён Николая Мельниченко, достаточно вспомнить, какими были размеры телефонов и диктофонов в 2000-х и какими они стали сейчас.
— Мы живём в эпоху миниатюризации, — говорит руководитель столичной IT-компании, специализирующейся на защите информации, просивший не называть его имени. — Раньше элементы питания были большими, имели маленькую мощность, но сейчас аккумуляторы гаджетов и карты памяти миниатюрны. При этом их ёмкость увеличилась в сотни и тысячи раз. Например, в 2000-х диктофона Мельниченко хватало лишь на три-четыре часа. А теперь плашка размером с пятикопеечную монету может вести и хранить запись около суток. Многие миниатюрные средства, позволяющие устанавливать скрытую связь, разработаны Россией. У неё старая школа радиоразведки, которой многое удаётся.

Размер современных устройств для прослушивания не превышает 2 х 2 см. Поэтому их легко спрятать в пачку сигарет, визитницу или бумажник и спокойно пройти через рамку металлоискателя на входе в Кабмин. Можно использовать для незаметной записи и ручку-диктофон (память у неё небольшая, но на несколько часов записи хватит). Ещё в кабинете лица, подлежащего прослушке, можно оставить bluetooth-гарнитуру и где-то неподалёку разместить телефон. Дальность приёма устройств bluetooth – до 40 м.

Не стоит забывать и о том, что во время досмотра при входе в правительственные здания охрана, как и служба безопасности любого аэропорта, прежде всего обращает внимание на психологическое состояние посетителей, а уже потом на то, как срабатывают и что показывают металлоискатели.

— В аэропорту ты должен выбросить бутылку с водой перед выходом в зал ожидания, — рассказывает Николай Г., бывший начальник службы безопасности одного из банков и экс-сотрудник СБУ. — Но совсем не потому, что эта бутылка опасна. Просто охрана смотрит, как ты реагируешь на это — нервничаешь или нет. Если да, то тебя и твои вещи осматривают более тщательно. Но настоящий профессионал при любом досмотре способен оставаться спокойным. Если не будет наводки или собак, он пронесёт всё что угодно.

Именно поэтому телефоны на встречах с первыми лицами государства, согласно правилам безопасности, должны сдаваться перед входом в их кабинет. Однако на самом деле, по словам Николая Г., личного досмотра высокопоставленных чиновников на встречах с премьером или президентом практически нет.

— Да и телефоны они не сдают, — уточняет он.

 

Тихая комната


Информации о том, где именно премьер проводил злополучное совещание, нет. Если встречались в одном из обычных кабинетов здания правительства, то присутствующие могли записать разговор на телефон. Либо использовать вмонтированное в часы прослушивающее устройство, как это сделал Александр Онищенко, бывший нардеп, записавший беседу с тогдашним президентом Петром Порошенко.

«В большинстве скандалов с прослушками виноваты сами чиновники, халатно относящиеся к информации, которой обладают»

— Современные технологии позволяют с помощью специальных программ получить доступ к любому гаджету и через микрофон услышать всё, о чём говорит человек, — рассказывает Александр Ольшанский, президент холдинга Internet Invest Group. — Эти программы доступны каждому. Более того, если предположить, что запись разговора велась на телефон одного из присутствующих, то его владелец мог даже не знать о том, что гаджет стал инструментом прослушки. Вычислить такие вредоносные программы на телефоне сложно даже специалистам.

Не исключён также вариант, что совещание у премьера проходило в «тихой» или «белой» комнате, которые есть рядом с кабинетами всех высокопоставленных чиновников. Как правило, в них минимум мебели и нет окон. Причём, по словам Ольшанского, всех, кто заходит в эти комнаты, проверяют очень серьёзно независимо от ранга.

— Существует специальная процедура посещения таких комнат, — говорит он. — Например, зайти туда с гаджетом нельзя. Перед входом стоит специальный детектор, который настроен на поиск электроники. Поэтому пронести записывающее устройство, даже размером с пятикопеечную монету, невозможно. Кроме того, накануне встречи и после неё представители спецслужб тщательно проверяют комнату и с помощью специальных приборов «выжигают» всю электронику, которая теоретически может там находиться. После таких мер прослушка не выживает.

Впрочем, другой собеседник Фокуса из сферы защиты информации, просивший не называть его имени, смотрит на ситуацию иначе. По его словам, зло­умышленники могут записать разговор даже в «тихой» комнате.

— В таких помещениях установлена система, которая глушит все радиосигналы и не позволяет передавать данные с одного устройства на другое, — говорит он. — Но человеку, который хочет записать звук, передавать его не нужно. А если нет радиопередачи, то эту запись никто не заглушит, диктофон будет работать. Подозреваю, что на встрече у Гончарука использовался специфический микрофон, защищённый от помех, а передачи наружу не было. Не исключаю также, что это было устройство с отложенным запуском. То есть его поставили, например, за неделю до встречи, а активировалось оно в тот момент, когда начался разговор.

Детали того, как всё могло про­изойти, раскрывает Николай Г.

— Не стоит исключать подкуп лиц, имевших доступ в этот кабинет, — говорит он. — Представьте себе, что какой-то человек пришёл туда, оставил микрофон, дождался записи, а потом снова пришёл, забрал его и вынес. Как это возможно? А так, что история Николая Мельниченко могла повториться спустя 20 лет. Только на этот раз в Кабмине. Если я прав и преступление совершил сотрудник спецслужб, он наверняка позаботился и о камерах видеонаблюдения. Поэтому вычислить его будет практически невозможно. Если кто-то потратил на эту операцию деньги, скорее всего, публикацией только одной записи дело не ограничится. Охота, вероятно, шла за более серьёзной информацией, а запись этого совещания — лишь случайный «приз» для заказчика.

 

Аналогичной точки зрения придерживается и Сергей Шабовта, президент Украинской ассоциации профессионалов безопасности.

— Подкупить человека, обслуживающего «тихую» комнату, можно. Но в большинстве скандалов с прослушками отечественные чиновники сами виноваты. Они не хотят понимать, что в силу своих государственных постов обязаны соблюдать жёсткую дисциплину, а потом расплачиваются за собственную халатность.

 

Защита обороняется, а взлом нападает


Впрочем, с попытками взлома информации сегодня сталкиваются не только высокопоставленные чиновники. Заинтересован в защите от прослушки и бизнес. Ему предоставляют услуги безопасности фирмы, в которых обычно работают бывшие сотрудники спецслужб.

— Перед важной встречей они приезжают и зачищают место, чтобы убедиться в отсутствии любых записывающих устройств, — говорит Евгений Р., информированный руководитель одной из IT-компаний столицы. — Они также могут находиться на переговорах, контролируя всех присутствующих, проверять их одежду, аксессуары и канцелярию. При этом гарантировать стопроцентное отсутствие тайных записей всё равно никто не может. Взлом всегда идёт на шаг впереди защиты. Защита обороняется — взлом нападает. Простыми словами, хакеры всегда выискивают слабые места, а программисты вдогонку «латают» эти дыры.

Прослушка в нашей стране, как и приобретение соответствующего спецоборудования, строго ограничена законом. Однако на деле купить спецсредства без проблем можно и в интернете, и на рынках.

— В Киеве это делают на радиорынке, где за определённую цену вам продадут микрофон, который не будет «светиться», — рассказывает Евгений Р. — Но это для бытовых целей, например, для прослушки второй половинки. Стоимость такого оборудования будет чуть выше $100. Для более серьёзных целей оборудование покупается у совершенно других людей и по совершенно другим ценам.

Легально, по его словам, можно купить датчики, отслеживающие перемещение автомобиля, — кроме встроенного GPS некоторые из них оборудованы микрофонами. То есть при наличии соответствующей программы несложно услышать всё, что происходит в салоне автомобиля.

— Сигнализация с GPS-навигатором и микрофоном на рынке стоит порядка $600, — говорит он. — При этом услышать, что происходит в салоне, о чём говорят люди, куда движется автомобиль можно в режиме онлайн. Такую сигнализацию производят не только за границей, но и в Украине. Официальная покупка с установкой обойдётся до $1 тыс. Датчики будут работать как при большой жаре, так и при серьёзной минусовой температуре.

 

Наши гаджеты за нами следят


В последнее время многие пользователи Сети страдают от паранойи, что наши гаджеты за нами следят.

— Вы только представьте, сидим с другом в кафе, разговариваем. И тут он вспоминает о том, что забыл купить подгузники для своего малыша. После того как мы попрощались, я зашёл в интернет, и Сеть ни с того ни с сего подсунула мне рекламу с подгузниками, — рассказывает фотограф Алексей Онищук.

Как выяснил Фокус, владельцев гаджетов действительно «слушают». Но не спецслужбы, а торговые корпорации, которые таким образом выстраивают рекламную кампанию для своей целевой аудитории.

— Конечно, крупные компании никогда не признаются, что ведут прослушку, — объясняет Евгений Р. — Но это происходит, поскольку есть заинтересованность как производителей товаров, так и интернет-поисковиков. Условно, человек в разговоре упомянул шины Мишлен. Сеть показала ему соответствующую рекламу, и он их купил. В результате все довольны.

Отметим также, что для взлома телефона жертвы хакерам сегодня достаточно запустить в гаджет специальный вирус. Обычно это происходит посредством электронной почты или сайта, который часто посещает обладатель телефона: вредоносная программа интегрируется в код почты или интернет-площадки и активируется после её открытия. Причём сработать она может как на конкретного человека, так и на группу людей, а пользователь даже не заметит этого.

— Серьёзные вирусы направлены на определённых людей. Перед инсталляцией в гаджет вирус проверяет, действительно ли это его абонент или случайный человек, — объясняет принцип работы вредоносных программ Александр Ольшанский. — Для того чтобы вирус сработал против конкретной личности, в его код вшивают номер телефона человека. Вычислить его практически невозможно, антивируса к нему не существует. Это точечный вирус, который не носит массового характера, а антидот разрабатывается, только когда есть массовое заражение. Если зло­умышленники «подсадили» вам вирус, они получают доступ к вашим личным данным, паролям и мессенджерам.

Словом, соблюдать информационную гигиену в наш век практически невозможно. Полностью защитится человек лишь в том случае, если вообще не будет пользоваться гаджетами. Хотя определённые меры предосторожности предпринять всё-таки можно.

— В продаже уже появились специальные чехлы для гаджетов, — говорит Сергей Шабовта. — Они сделаны из металлизированной ткани, блокирующей и экранирующей все радиосигналы и протоколы, которые может передавать или получать техника. Проще говоря, такой чехол противодействует несанкционированной записи разговоров, даже если телефон находится в режиме ожидания. Кроме того, чехол блокирует отслеживание перемещения гаджета.

Эксперт советует чиновникам и бизнесменам пользоваться подобными средствами. Это в разы снизит риск слива информации, на защиту которой во всём мире тратятся сотни миллионов долларов.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.